О нас

Оркестр Ритуальной Музыки появился в 1997-м. Идея была в спонтанном звучании при обязательном условии — магнитофон включён на запись. В виду полного отсутствия соответствующей аппаратуры, запись производилась на встроенные микрофоны бытового кассетного магнитофона. Микширование заключалось в расположении звучащих объектов ближе или дальше.

Хорошим приёмом было приклеить к микрофонам маленькие наушники от плеера с помощью скотча. В плеер заряжалась кассета с набором шумов для театральных постановок. Громкость воспроизведения настраивалась так, чтобы звук из наушников накладывался на остальные звуки в комнате, не заглушая их.

Затем включался виниловый проигрыватель при этом лапка его привязывалась ниткой с целью воспроизведения лишь отдельных петель, а не всей записи. Забавные эффекты создавались при перескакивании иглы в момент когда нитка натягивалась максимально и сдёргивала лапку на предыдущую дорожку — но это всегда было случайно. Эффект случайности можно было усилить заменив нитку на резинку от «раскидайчика». Тогда иголка проигрывателя начинала прыгать, создавая потрясающие звуковые конструкции.

Дальше в дело шла гитара. Убитая создателем, работником завода «Арфа», ещё на конвейере, фанерная шестиструнка внутрь которой через отверстие резонатора был пропущен шнур с микрофоном от телефонной трубки. Шнур подключался ко входу старого бобинного магнитофона со встроенным динамиком.

На бобиннике было два регулятора — пласмассовые зубчатые колёсики даметром пять сантиметров, утопленные в корпус. Регулировать можно было уровень входного сигнала и уровень громкости. Выкручивая эти колёсики можно было добиться самых странных эффектов усиления и перегрузки.

Микрофон от телефонной трубки был на удивление качественным. Он «слышал» вообще всё и очень редко «заводился». С его помощью можно было подзвучить письменный стол. По столу мы стучали пальцами, роняли на него предметы или, свесив с края металлическую линейку, тренькали ею, сдвигая туда-сюда, для того чтобы изменить высоту тона. Это был классный эффект.

Также на стол ставился маленький детский пластмассовый синтезатор. Потрясающий инструмент. Полностью аналоговый, размером сорок, на десять, на пять сантиметров. Розовый, с белыми кнопками и абсолютно дьявольским звуком. Вибрации от встроенного динамика передавались столу и улавливались, в искажённом виде, микрофоном.

Передвигая синтезатор и микрофон, добавляя треск линейки или закручивая на столе монетки разного достоинства можно было добиться многого. Но главное ( самое потрясающее ) свойство данного синтезатора заключалось в возможности симбиоза с радиоприёмником.

В нашем арсенале был раритетный японский приёмник. Он умел настраиваться на самые потрясающие радиостанции — финские, немецкие, испанские, свои родные японские и множество инопланетных. Но из русских радиостанций он ловил только «Маяк». Это тоже было очень кстати.

Например, празднуя новый год на даче, мы, за неимением магнитофона, несколько часов хохотали слушая финские разговоры в эфире и вдруг, ровно в полночь, приёмник переключился на речь президента. Ельцин поздравил нас с новым годом и после курантов снова врубились финны. Абсолютно автоматически. Приёмник всё сделал сам.

Так вот — о симбиозе. Однажды мы играли одновременно на приёмнике и синтезаторе, двигаясь по комнате. В какой-то миг, когда приёмник был настроен на особую частоту, а синтезатор оказался в правильном положении относительно антенны, сильно искаженный звук синтезатора раздался из радиоэфира!

Позже было исследовано и выверено всё. Да. Именно так. Настраивая приёмник на определённую частоту, нужно было расположить синтезатор вблизи антенны, примерно посередине её длины. После этого можно было крутить ручку настройки и поворачивать синтезатор в воздухе, играя на нём. Это приводило к абсолютно фантастическим эффектам.

Звук превращался в шипение и треск, но сохранял тон. Или смешиваясь со звуками хора в эфире модулировал их, позволяя играть транслируемым концертом при помощи маленьких пластмассовых кнопочек. Возможности такого музыкального инструмента мало чем ограничивались. В работу включался непосредственно Вселенский Разум.